Татьяна Ивановна Пельтцер

Татьяну Пельтцер никто не помнит молодой. Всенародная слава и признание пришли к актрисе в 49 лет. Ее полюбили за роль матери солдата Ивана Бровкина. Амплуа «сельской мамаши» закрепилось за Татьяной на долгие годы. Мало кто из советских зрителей предполагал, что Пельтцер могла танцевать на крыше дома, гнуть маты не хуже сапожника, кататься на крыше троллейбуса и резаться в карты ночами напролет.

Татьяна Ивановна была умной одаренной актрисой, способной выразить какую-то неистовую отвагу, замешанную на доброте и сострадании. Она была способна вызвать у зрителей как хохот, так и слезы.

Вместе с тем феноменальное чувство правды, без которого была бы немыслима ее талантливая игра, не всегда позволяло актрисе строить гармоничные отношения с коллегами. Многие актеры не любили Пельтцер за прямолинейность, за «правду-матку», которую она резала в глаза, за вздорный характер.

Дерзкий и азартный нрав актрисы проявлялся и в ее пристрастии к преферансу. Эту игру она освоила еще в детстве, во время работы в своем первом театре. По воспоминаниям ее коллег, партнеров по игре, Пельтцер так любила играть в преферанс, что ее можно было приглашать поиграть в «пульку» даже в три часа ночи. Во время работы в Театре сатиры основными партнерами Пельтцер по преферансу были актрисы Ольга Аросьева и Валентина Токарская. Дамы всегда собрались у Пельтцер — у Татьяны Ивановны в квартире стояло два настоящих ломберных столика.

«Это было целое действо, не то что раз-раз-раз – сдали карты и поиграли. Заранее готовились, приглашали на ужин, зажигали свечи… Был ритуал. Когда кто-нибудь проигрывал или на мизере садился, тогда выпивали»,- вспоминала о посиделках у Пельтцер Ольга Аросьева.

После первой «пульки» Татьяна Ивановна подавала подругам чай, после второй — немного водочки. Посиделки у ломберного столика обычно затягивались до рассвета. Это был культ, это был любимый способ времяпрепровождения одаренной актрисы с юных лет и до глубокой старости.