«Денег нет. А хуже того, что натура моя подлая и слишком страстная: везде то и во всем я до последнего предела дохожу, всю жизнь за черту переходил. Бес тотчас же сыграл со мной шутку».

Так в письме к Аполлону Майкову признавался в поглотившем его увлечении азартными играми Федор Михайлович Достоевский, в который уже раз лишившись в казино всех своих денег.

Обычно такая пагубная страсть возникает с юных лет. Достоевский же впервые познакомился с миром азартных игр в весьма солидном возрасте, причем это знакомство было заочным. В 1859 году писатель находился в ссылке в Семипалатинске после «дела Петрашевского» и смертного приговора, замененного в последний момент каторгой.

В ссылке ему попалась на глаза статья «Из записок игрока». Там шла речь об игорных заведениях Баден-Бадена и других европейских городов, в которых за считанные мгновения порой переходили из рук в руки целые состояния, нищие превращались в миллионеров, а миллионеры теряли все и тут же сводили счеты с жизнью. Находясь под впечатлением прочитанного, Достоевский стал интересоваться всем, что было связано с миром азартных игр. Вскоре ссылка закончилась, и в 1862 году Федор Михайлович впервые смог выехать за границу. Там он при первой же возможности решил испытать судьбу на рулетке.

Считается, что новичкам всегда везет, и Достоевский не стал исключением: выигрыш превысил 10 тысяч франков. Поначалу ему удалось совладать с охватившей его страстью и сохранить благоразумие. Тогда он сумел остановиться и покинул заведение с неожиданно свалившимся на него богатством.

Однако дьявол-искуситель уже нашептывал ему: пока везет, надо воспользоваться благоприятным моментом, чтобы не жалеть об этом всю оставшуюся жизнь. Не выдержав соблазна, Достоевский вернулся и на той же рулетке тотчас же расстался с половиной выигрыша.

Последовавшее за этим осознание произошедшего заставило его остановиться. Часть денег, что Достоевский не успел проиграть, он отправил в Россию жене и другим родственникам. Но дальше его разум снова помутился. Вернувшись опять за игровой стол, Достоевский уже через несколько дней вконец проигрался и был вынужден просить брата Михаила прислать ему 100 рублей.

Вернувшись с пустыми руками в Петербург, он не оставил надежды на удачу, которая ждет его в одной из игорных столиц Европы – Висбадене. Все мысли писателя были направлены на одно: добыть денег для новой поездки в Европу. Сначала он обратился к издателю Краевскому, но тот отказался принимать предложение купить ненаписанный роман. В полном отчаянии Достоевский пошел на поклон к знаменитому своей нечистоплотностью издателю Стелловскому. За 3 тысячи рублей были проданы права на издание трехтомного собрания сочинений, а также упомянутый еще не написанный роман.

Получив деньги, Достоевский поспешил в Висбаден. А спустя считанные дни после приезда к друзьям уже понеслись слезные просьбы о помощи: все, что при нем было, съела безжалостная рулетка. Письма были полны такой безнадежности, что Тургенев отправил ему 50 талеров. Впрочем, они тоже оказались на кону, и в результате денег не было ни на оплату гостиницы, ни даже на еду.

Во второй раз Достоевский вернулся из Европы без гроша, а в России его ждал еще один удар судьбы. Ушла из жизни сначала долго болевшая супруга Мария, а вслед за ней и брат Михаил. Федор Михайлович взял на себя содержание семьи брата, и долги, которых у того тоже хватало.

К донимающим писателя кредиторам добавились проблемы со здоровьем. Чтобы как-то выправить положение, приходилось писать книги в постоянной спешке. Впрочем, эта вечная гонка ничуть не отразилась на их качестве. Однако корень всех бед был в игре, а без нее писатель обойтись по-прежнему не мог. И все же именно азарт был сильнейшим стимулом к творчеству, и лучшие романы 60-х годов были созданы не в последнюю очередь из-за этой всепоглощающей страсти.

В 1866 году все пережитое Достоевский перенес на страницы романа «Игрок». В нем наряду с вымыслом присутствует немало реальных событий.

Ценой, которую писатель заплатил за свое пристрастие к азарту, было целое состояние, растраченное за зеленым столом и рулеткой, и испорченные нервы – и самого писателя, и всех тех, кто близко к сердцу принимал его финансовые проблемы.